Главная | 20.11.2017 Понедельник 12:36 | @ | Правила | О сайте
Глава 4: Новый Друг

Гарри машинально подхватил ее, не дав упасть на землю, размытую от дождей...                                                                                                                                                                                                                                                             

 

***

 

Утро нового дня началось под шум дождя, бьющего по ставням и стеклу ветхого окна комнаты, в которой спали Рон и Гарри. Тяжесть серых облаков, закрывших утреннее небо, косой дождь и пустота внутри делали утро еще более мрачным, чем оно было.

Комната, в которой были ребята, оказалась очень маленькой и тесной. Гарри и Рон постоянно сталкивались друг с другом, пока одевались и раскачивались под давлением ужасной погоды.                                                                             Собравшись, они спустились в бар того самого дома, где Френк был хозяином. Царившая там картина сильно отличалась от того, что ребята видели вчера: маленькие столики были убраны, по всей комнате стояли скамейки и длинные столы, которые еще только вчера были сброшены кучей в углу. В это утро в баре было не слишком много народа, но было заметно, что у каждого из них были цели не только поесть и согреться в кабаке. Кто-то читал газету, кто-то очень интересно играл в шахматы, а кто-то часто советовался с людьми, сидящими за одним из столов у окна. Ребята хотели идти на улицу, как вдруг их кто-то окликнул:                                                                          - Гарри, Рон! Идите сюда!                                                                        Конечно же, это была Гермиона. Она сидела у окна и махала им рукой. Не успели ребята сесть за стол, как к ним подоспела Опала с подносом, полным еды.                                                                                                        - Гарри, - начала Гермиона. - Что нам дальше делать? Крестражи уничтожены, советники убиты, но наша попытка убить Темного Лорда чуть не стоила жизней.

- Я сам удивлен, - недоумевал Гарри. - Последний крестраж уничтожен. Что же еще?                           

- Нужно ждать, - Рон в первый раз за все время сказал что-то. - Лорд сейчас за границей. Мы за ним не можем бегать.

- Да вот только что ему понадобилось за границей? - удивилась Гермиона. - Большая группа Пожирателей Смерти взята вместе с ним. Говорят, что он освободил Министерство от своих путлищ. Неужели все кончено?

- Я так не думаю, - произнес тихо Гарри. - Он что-то затевает.

- Вы слышали, а хотя, нет, - воодушевился Рон, вспомнив кое-что. - Вы не знаете. "Поттеровский дозор" сообщил в прямом эфире, что большая часть волшебников, проживавшая на западном берегу Англии, перекочевала ближе к горам, в "Свободу".

- Что? - у Гермионы из рук выпала чашка с чаем. - Почему? Как?

-Они объясняют это лишь тем, что хотят быть защищены от новых набегов Пожирателей Смерти, - объяснил Рон. - У них есть шанс.

-"Свобода"? - удивился Гарри.

- Цитадель, в основе которой лежит замок с прилегающими к нему деревнями, - ответила ему Гермиона. - Это место вот уже на протяжении почти шести веков является последним убежищем для волшебников,  оказавшихся в «сложное время» без жилья.

- Надо будет сваливать отсюда поскорее, - прошептал Рон, когда мимо них прошел один из Ловчих, который вчера был ранен. Видимо, его покусал оборотень, потому что по краям рваных ран на его лице пробивались ростки шерсти. Он был заражен. - Не очень-то мне хочется оказаться здесь в следующее полнолуние.

- Я вообще понять не могу, - произнесла Гермиона. - Они убивают оборотней, чтобы жить, а почему же не изгоняют зараженных? Хотя бы эта девушка-волк, Каена, кажется. Она же укушена. У нее такие же признаки, как и у Сивого. Она оборотень.

- Гермиона, не говори ерунды! - возмутился Гарри, сам не понимая отчего. - Если бы она была укушена, то превращалась бы в оборотня, а не в волка!

- Гарри, но она же странная! Как ты не можешь этого понять, - Гермиона посмотрела на волшебника. - Поверь, что там, где ей залечивали раны - магия не действовала! Из-за нее мы чуть не погибли в пещере! Она ИСТОЧНИК!

- Это не тебе решать! - Гарри был возмущен и взбешен до предела. - Да вы оба меня уже достали своими догадками, не знаете этих людей, что они пережили. Вы абсолютно чужие для них!

- Как и ты! – это было единственное, что прошипела Гермиона сквозь зубы, а на глазах ее появились слезы обиды.

Волшебник, не продолжая сидеть ни минуты, вышел из кабака и пошел, куда глаза глядели. Он был полон гнева за то, что друзья его не поняли, но в тоже время его грызла совесть – в первые минуты гнева очень сложно оценить степень злости. Это Гарри осознал, только оказавшись на улице.                                                                         Дождь шел, не переставая. Хоть и прошло полчаса, но напор осеннего предсказателя стал еще сильнее, чем утром. Вдобавок порывистый ветер делал свое дело – косая стена воды создавала завесу, за которой уже невозможно было разглядеть ничего дальше вытянутых рук. В такую непогоду по маленьким улочкам деревни практически никого не было видно, если только изредка пробегала какая-нибудь заблудившаяся собака. 

Гул, издаваемый падающими миллионов капель дождя, создавал в своем исполнении однообразную музыку скуки и одиночества, не позволяя слышать ничего более, кроме собственного дыхания и биения сердца. Таким  темпом, весь промокший только выйдя из кабака, Гарри быстрым шагом прошел несколько домов, завернул за угол, и тут до его ушей, хоть и мешал проклятый дождь, донеслись обрывки разговора, который, по всей видимости, не выделялся своей красочностью из всей монотонности обстановки. Наоборот, его тон вместе с утренней погодой, становился еще более тяжелым, чем был на самом деле. Еще бы Гарри не услышал всего этого! Звуки доносились из открытой настежь двери дома, около которого и остановился парень. Он заглянул внутрь: прибытия его никто не заметил – большую комнату разделяла небольшая перегородка на прихожую и гостиную; все также как и в «Берлоге оборотня» в центральной стене был врезан камин, прямо над ним висело полотно со странным рисунком: полнолуние, голова оборотня, топор и волшебная палочка. По центру комнаты полукругом стояли старинные стулья с декоративной резьбой на спинках и подлокотниках. Практически на всех сидели люди: в основном, это были мужчины, многие преклонного возраста, пара покусанных с недавнего Веканое. Было одно сходство, которое было у всех – каждый обладал шрамами, получившие, по всей видимости, в предыдущих боях. Из всего многообразия стульев и людей пустел лишь стул, находившийся в центре полукруга.

Сразу же взгляд Гарри привлекла персона, стоявшая лицом к собравшимся людям. Парень сначала не узнал в стройных очертаниях тела Каену, только длинные темные волосы и белая прядка в них напомнили ему о той, из-за которой и произошла ссора с Роном и Гермионой. Даже сейчас, не видя ее лица, Гарри почувствовал смешанные чувства, подогреваемые непонятными ему самому желаниями. Он начинал понемногу понимать, что именно эта девушка является причиной появления внутри волшебника нового существа, который и кидался на все старое, стремясь к новому, неизвестному.

Гарри впервые видел волшебницу столь спокойной к тому, что происходило вокруг ее. Каена стояла, опустив голову. При этом она равнодушно смотрела не на лица Ловчих, а в окно, как будто была заинтересована проливным дождем и порывистым ветром, а не своей виной за смерть людей.

Обрывистый разговор, который и услышал Гарри с улицы, принадлежал мужчине лет тридцати с рассеченной щекой. Он ходила возле Каены взад и вперед, постоянно размахивая руками. Волосы на голове волшебника были всклокочены, видимо оттого, что тот очень часто ворошил их в нервозном бешенстве.

-Как ты могла ослушаться приказа своего командира?! – волшебник постоянно смотрел на Каену, не отводя взгляда, при этом то и дело, повышая голос, заглушая громкие раскаты грома и проливного дождя.

Девушка молчала, так и, продолжая смотреть на улицу. - Мало того, что ты подставила под угрозу наше существование здесь из-за своей беспечности, - продолжал мужчина. – Так ты еще и не явилась на Веканое, когда вся твоя группа должна была удерживать оборотней на Низине до прибытия старшей группы Ловчих. Естественно, без своего командира, Каена, твои «детки» - это сопливые щенки. Джин поплатился за твою беспечность! Он мертв! Семь Ловчих стали на всю жизнь калеками - их покусали! А вывод из всего этого, какой? Хреновый из тебя командир!

Казалось, сейчас мужчина взорвется от негодования, но, увидев равнодушный взгляд Каены, Ловчий вдруг на несколько минут вроде успокоился, но тут же произнес:

- Джин был прав: сколько не искореняй зло из тебя – ты все та же, бесполезно.

Волшебник сел. Несколько минут в комнате царила полнейшая тишина. Гарри все также стоял за перегородкой и ждал продолжения. И вот со стула поднялся Френк, которого парень заметил только сейчас.

Старик подошел к Каене. Он внимательно смотрел на девушку, пытаясь что-то отыскать в этом безразличном существе, которое именно сейчас, казалось, было непригодно к теплу и ласке. Словно, дикая кошечка, никак не хотящая привыкнуть к домашнему уюту, Каена не желала мириться с тем распорядком дел, что был установлен здесь. 

- Каена, - обратился Френк. – Ты хоть понимаешь, что натворила и какой груз ответственности теперь на твоих хрупких плечах?

Девушка впервые обратила свой взор на присутствующих. Она пробежалась взглядом по всем, кто сидел, и остановилась на старом волшебнике:

- Вы сами захотели скитальческой жизни. Сколько бы вы не скрывались, вас все равно найдут и убьют. Всех, - ответ Каены был как гром среди ясного неба. В комнате снова наступила тишина.

- Ты можешь идти, - это было единственное, что смог произнести опешивший и удивленный до предела старик.

Словно ожив, девушка пулей вылетела из дома, проскользнув мимо Гарри, даже не заметив его. Парень вышел вслед за ней. Гарри думал, что Каена со скоростью, которая была у нее на пути к двери, должна была оказаться уже далеко отсюда. Но нет! Волшебница стояла посередине дороги прямо под косым дождем, который в один миг вымочил девушку до нитки. Шлепая по лужам, парень поспешил к ней.

Подойдя поближе к Каене, Гарри обошел девушку и встал прямо напротив нее. Она плакала, закрыв лицо руками.

- Каена, - тихо произнес волшебник, немного наклонившись к ней, чтобы та смогла услышать его помимо гула дождя.

Произнесенное имя сделало свое дело: тело девушки перестало вздрагивать от всхлипов, а сама она приподняла лицо, посмотрев на Гарри своими заплаканными, но красивыми глазами.

Даже сейчас для Гарри эти два зеркальца души казались самыми красивыми и необычными из тех, что он когда-либо видел в своей жизни. Серо-голубые с миндальным проблеском прямо у самых зрачков, в которых играла маленькая искорка задорного огня и притягивающего обаяния, заряжавшее своей энергией всех, кто находился рядом и заглядывал хоть раз в глубины «души» очаровательной хозяйки.

- Я…ты… - Гарри не мог оторвать взгляд от девушки, поэтому то и дело путал слова.

- Я знаю, что ты был там, - вместо парня произнесла Каена. Увидев удивленный взгляд Гарри, волшебница продолжила. – Когда ты стоял за перегородкой, то сильно громко дышал.

Впервые девушка улыбнулась. При этом улыбка оказалась настолько солнечной, что даже ливший без остановки дождь, не мог помешать двум таким разным и таким похожим быть вместе хоть несколько минут. Но снова на смену улыбке пришли слезы, смешавшиеся с дождем.

- Эй! Ты что? – Гарри даже растерялся от неожиданности.

Девушка не успокаивалась. Наконец, совершенно не зная, что делать, волшебник обнял Каену. Поначалу все было как-то необычно, но потом Гарри почувствовал, как по его телу пошло согревающее тепло. И шло оно не откуда-нибудь со стороны, а прямо от Каены, которая уже оценила поступок волшебника. Девушка перестала лить горькие слезы и поближе прижалась к нему.

- Ты из-за Джина?- спросил Гарри.

Каена кивнула:

- Я виновата в том, что все так получилось. Я не могу себе простить того, что Джин погиб из-за меня!

- Да ты что? – парень не верил своим ушам. – Ты же не Господь Бог, чтобы отвечать за всех людей! Это стечение обстоятельств, в которое ты случайно попала, и теперь, если будешь сама себе наговаривать, то все остальные так и будут считать, что виновата именно ты.

- Но… - Каена уже хотела возразить, но Гарри перебил ее:

- Ты сделала все, что было в твоих силах. Я еще не видел ни одной девушки, которая бы так бесстрашно вступила в схватку с взрослым оборотнем, а уж тем более с Сивым. Ты молодец!

- Ты действительно так считаешь? – Каена смотрела на Гарри неотрывно. Только сейчас ее глаза светились еще ярче, чем тогда, в день их первой встречи – на Веканое.

- Конечно, - ответил волшебник и улыбнулся, прижав еще крепче девушку к себе.

Каена не сопротивлялась. Скорее наоборот. Она была довольна и счастлива, что стояла вот так просто – на улице, под дождем, в объятиях человека, который смог найти правильные слова, чтобы рассеять тучи грусти с ясного неба души девушки.

- Спасибо, - тихо прошептала Каена, уткнувшись в грудь волшебника (девушка была по плечи Гарри).

Когда эльфийка подняла голову и посмотрела на Гарри, тот уже давно не отводил глаз от нее. И вдруг неожиданно у  девушки слегка начали трястись кончики остреньких ушей. Она была счастлива.

В этом момент, под косой стеной мокрого дождя Каена, вся промокшая, с растрепанными длинными волосами, полностью сырыми, впрочем, как и вся одежда на них обоих, светящиеся от радости глаза и шевелящиеся кончики ушей, - все это казалось Гарри таким красивым и нежным, таким таинственным и манящим, таким…

Машинально, как будто читая мысли, ребята синхронно потянулись, чтобы слиться в чувственном поцелуе, но, когда до желаемого осталось совсем чуть-чуть, Каена неожиданно подняла голову к небу, улыбнулась и произнесла:

- Дождик кончился.

Действительно, не прошло и несколько секунд, а с неба уже не капало, а злой и порывистый ветер стих.    

- Да, отлично выглядим, - буркнула Каена, когда ребята уже шли по проселочной дороге.

Гарри улыбнулся, но ничего не сказал. Он достал из кармана волшебную палочку, направил ее на Каену и произнес:                                                                            - Ренисиус!                                                                                      Одно мгновение, и вот уже как будто дождя и не было – вся одежда сухая и чистая, а настроение на высоте!

- Классно! – пока Гарри разбирался со своей одеждой, девушка уже успела убрать свои волосы в тугой пучок, отчего ее лицо кардинально изменилось – оно стало более статным и холодным, но не утратило своей красоты, даже приобрело нечто новое.

- Каена, у тебя бинты намокли, - Гарри указал на шею девушки и руки, где сквозь тугие повязки уже проглядывали ярко-красные пятна.

- Ах, да,- произнесла Каена с неохотой. – Я же совсем забыла про них. Ну, ничего.

- Как ты? Это ведь вчерашние раны? - спросил Гарри, вспомнив о вчерашней драке с оборотнем.

- Сказали, что буду жить, - пошутила эльфийка. - У меня все быстро заживает, как у собаки.

- Точнее как у волка, - парень удивился, насколько просто девушка относилась к себе и своему здоровью.

Каена засмеялась таким солнечным и звонким смехом, отчего Гарри показалось, что рядом с ним идет маленькая нимфа, сеющая тепло и счастье. Конечно, эльфы все такие – теплые, красивые, счастливые! Но в то же время ему характер смеха показался знаком, только тот, у кого Гарри слышал его, был холодным и сеял страх.                                                                                                                                                         

- А где же твои друзья? - спросила она, - Рон и Гермиона, кажется. Вы что, поссорились?                                   

- Наши мнения разошлись, - угрюмо ответил Гарри, не ожидая от себя такого откровения,- Слушай, а ты анимаг, раз превращаешься в волка?

- Не а, - ответила та. – Когда я была еще маленькая, меня покусал оборотень – Сивый.

- Как? Так вот почему ты вышла с ним один на один – у вас с ним общие счеты! – Гарри не верил сам себе, но рядом с ней он готов был проглотить все и еще взять сверху.

- Но что-то произошло, и я не стала оборотнем, -  продолжила Каена. – Теперь я могу перевоплощаться в волка, но только в период полнолуния за день до него и после.

- Фантастика, - тихо прошептал Гарри, уставившись на девушку.

Пройдя еще немного по дороге, Каена и Гарри сели на бревно, лежавшее на земле около одно из домов. Наконец-то Гарри мог подробнее разглядеть своего нового друга. Вид, конечно, был более плачевным после драки с оборотнем. Вся левая рука была перебинтована. Кое-где сквозь нее были видны пятна крови, а когда Каена поправила волосы, то стало понятно, что оборотень славно потрудился и на ее шее. Но на фоне новых ран, Гарри отчетливо заметил старый маленький шрам в виде трех когтей на правой щеке волшебницы.                                                                                      – А это что? - спросил Гарри, указывая на шрам.

- Следы прошлого, - девушка тоже смотрела на волшебника, все также улыбаясь.                                          

В этот момент ее голос принял некий холодный, даже высокомерный тон, отчего Гарри начал сомневаться в правдивости настоящей жизни девушки.

Вдруг до ушей ребят донеслись быстрые шаги. Кто-то приближался к ним. Из-за поворота появился Аллан с веревками и мазями в руках. Увидев Гарри и Каену, он остановился.

-Вот вы где! – облегченно произнес Аллан. – Каена, ты вообще-то срочно нужна в загоне! Где тебя вообще носит?

-У меня были кое-какие дела, - ласково промурлыкала девушка, переглянувшись с Гарри.

- Твои дела не освобождают командира отряда от подготовки к следующему Веканое, - ответил Аллан.

Сказав это, парень таким же быстрым шагом прошел мимо, за дома, скрывшись из вида.

Девушка тяжело вздохнула и произнесла:

- Ладно, надо идти…

- Так ты командир отряда Ловчих? – удивился Гарри, перебив Каену.

- Да, но только во второй группе, - дополнила волшебница. – Главным был Джин.

Снова наступила неудобная пауза между двумя людьми. Сколько бы ни старались они укрыться от этой темы – все было бесполезно. Боль и скорбь все равно находила их, напоминая об утрате.

Каена поднялась с бревна и, поправив ветровку, уже хотела идти, но тут Гарри предложил ей:

- Хочешь, я пойду с тобой? – волшебнику не хотелось покидать девушку, он стремился побыть с ней еще немного, любуясь ее красотой.

- Не нужно, - ответила та, ласково улыбнувшись. – Лучше найди Рона и Гермиону – помирись с ними. Они очень переживают за тебя.

- Но я не хочу! – напоминание о старых друзьях снова пробудило зверя, жившего внутри Гарри. – Мне и здесь неплохо.

Девушка усмехнулась, посмотрела на волшебника и сказала:

- Здесь ты ничего не найдешь, только потеряешь.

Каена снова тяжело вздохнула, схватившись за левую руку. Гарри вопрошающе посмотрел на нее.

- Перо укусил меня перед Веканое, - объяснила Каена, только по ее глазам было видно, что она врала.

Парню было жаль ее. То, чем девушка занималась, было не то, для чего она была создана.

Эльфийка уже пошла, когда Гарри сказал ей вслед:

- Нужна ли тебе такая жизнь? Она же не твоя...

Девушка остановилась и, не повернув головы, произнесла:

- У МЕНЯ НЕТ ВЫБОРА.                                                 

После она быстрым шагом ушла.

Гарри остался один. Он еще не сразу понял, что ее слова прозвучали по-другому, на змеином языке. Тут в его голову врезались слова Ловчего в доме: «Сколько не изгоняй из тебя зло – ты все та же…»                                                                        Каена прошла несколько домиков, завернула за угол и оказалась на просторной площадке прямо за территорией деревни. Слева быстрым течением неслась подвижная вода быстрой реки, за которой виднелся лес, а справа, прямо у самой воды стояло то самое дерево, возле которого вчера и оборвалась жизнь командира отрядов Ловчих.

Девушка быстрым шагом прошла мимо группы Ловчих, работавших с гиппогрифами около загона, в котором и находились все остальные животные. Волшебница прошла несколько денников и остановилась возле того, в котором стоял белоснежно-белый гиппогриф.

- Ну, как он? – поинтересовалась Каена у парня, который безуспешно пытался подойти к животному, на что гиппогриф отвечал сильными ударами когтистых лап по стенам денника и грозными рыками в адрес Ловчего.

- Перо отказывается от помощи, сама посмотри – это невозможно! – парень уже совсем выбился из сил бороться с белым исполином.

- Хорошо, сейчас глянем, - весело ответила девушка, заходя в денник к Перо. - Ну что, где наш бунтарь? -  ласково обратилась она к гиппогрифу. - Неужели я должна вечно тебя ласкать как маленького ребенка?                                                                              Действительно, гиппогрифу, также как и хозяйке нужна была помощь и уход. В отличие от Каены, Перо не поддавался лечению, постоянно кусая Ловчих и уворачиваясь от бинтов, которые ему пытались повязать на раны.                                                                                       Девушка погладила его по голове, обняла  за толстую шею, и, пока гиппогриф следил за ее левой рукой, она аккуратно протирала огромные раны на его шее и лапах.

Обмотав последнюю рану толстым слоем бинта, Каена еще ран потрепала гиппогрифа по голове и вышла из денника.

- Молодец! – восхитился Ловчий. – Вот, что значит хозяйка!

- Постарайся дать ему в эти три дня больше погулять, - посоветовала Каена. – Ему нужно разминаться.

Ловчий кивнул в ответ, а девушка уже хотела выйти наружу, как ее кто-то окликнул.

В самом конце загона стоял на развязке другой гиппогриф. Это был Сумрак. Его норов был куда покруче гиппогрифа Каены – животное брыкалось и кусалось, не давая трем парням возле него ввести лекарство.

- Каена, помоги, - один из парней был Аллан. – Когда мы будем его держать, введи ему лекарство.

- Что, Аллан, не можете справиться с Сумраком? Между прочим, Гарри вчера один с ним справлялся, - уязвила девушка.

- Ни в этом дело, - прервал ее волшебник, вытирая со лба пот. - Чем говорить, лучше бы помогла. Сначала надо надеть на него недоуздок. 

Каена надела перчатки, взяла недоуздок и подошла к остальным Ловчим. Ребята окружили Сумрака и с помощью веревок удерживали его, пока Каена надевала на него недоуздок. Гиппогриф стоял смирно.

Девушка уже начала завязывать корду от недоуздка, как вдруг гиппогриф резко отдернул голову и вырвался из веревок, которые сдерживали его. Он встал на дыбы, сильно ударил Каену передними лапами, отчего та упала прямо под ноги огромного разъяренного животного. Девушка сильно ударилась и не могла быстро двигаться, тем более что в нескольких сантиметров от ее тела находились острые когти гиппогрифа. Ловчие, удерживавшие гиппогрифа, пытались изо всех сил увести подальше Сумрака от Каены.

Неожиданно разъяренный зверь перестал метаться и остановился. В паре метров от него стоял Гарри. Волшебник поклонился зверю, как это показывали на уроках Хагрида в Хогвартсе, встал и начал медленно подходить к нему. Гиппогриф с недоверием начал приближаться к Гарри. Когда они стояли совсем близко, волшебник протянул руку навстречу животному и погладил его по серой мохнатой голове. Сумрак в ответ издал тяжелое мурлыканье, исходящее, казалось, из глубины желудка.                                                                             Пока Гарри отвлекал зверя, Аллан незаметно подкрался сзади и привязал корду к толстому кольцу в стене. Другой Ловчий также спокойно ввел лекарство.

- Спасибо, Гарри, - поблагодарил его Аллан и пожал руку, - Ты как раз пришел вовремя.            

-Да уж, - вздохнул Гарри, - Ничего себе тут у вас... (он посмотрел на Сумрака) того и гляди, собственный питомец, может убить в любую минуту.                       

- Не все так просто, - Аллан пожал плечами и ушел дальше помогать Ловчим.

Гарри подошел к Каене, которая уже сидела на полу, облокотившись на стену и потирая голову. Он присел рядом, чтобы помочь ей встать.

- Как ты здесь оказался? - удивилась Каена, прикоснувшись к затылку. - Ты же…

- Я подумал... - Гарри уже хотел сказать ей про змеиный язык и свои подозрения, но тут же остановился. - ... Так просто пришел посмотреть.

Каена не поверила ему, но была благодарна за спасение. Она тепло улыбнулась ему.

Девушка отвела руку от головы, но, увидев на ней кровь, ее улыбка сразу пропала.

- Я помогу тебе, - произнес Гарри, помогая ей встать. - Тебе нужно к врачу.

Они вышли из помещения. На улице снова сходились тучи. 

- Куда идти? - спросил Гарри.

- Туда, - Каена указала на старую церковь, верхушка которой виднелась из-за крыш домов.                                                                                 Церковь стоял в самом конце деревни, за которым было небольшое кладбище. Именно его Гарри, Рон и Гермиона увидели издалека, когда оказались на вершине долины. С первого взгляда вид у нее был простой: две статуи ангелов по обе стороны входа, крест на вершине одноглавого купола, а у дверей стоял бочонок, с приклеенной к нему бумагой, на которой было написано:                                                                                 

"Для пожертвований."                                                                            Двери в здание были открыты, и, войдя, Гарри понял, что это была далеко не церковь. Вместо длинных скамей были расставлены кушетки, застеленные ровно и чисто. На некоторых лежали люди, а вокруг них суетились монахини.                                       

Гарри помог Каене сесть на кушетку и хотел уже позвать кого-нибудь, как вдруг рядом с ним появилась старушка в белом халате. Она посмотрела на Гарри, увидела Каену, еле сидевшую на кровати, и произнесла, тяжело вздохнув:

- Каена, опять… Ладно, сейчас приведу доктора Стерла.                                               Старая монахиня взмахнула палочкой, и в воздухе появились кувшин с водой и тряпочка.

Когда старушка ушла, Каена, засучив рукава, принялась смывать кровь и грязь с головы.                                                                              – Что, Каена, опять попыталась надеть узду на Сумрака?

Не прошло и двух минут, как у кровати пациентки стоял высокий худой старичок в белом халате с длинной седой бородкой до пояса.

Девушка грустно кивнула в ответ и сразу же схватилась за голову.

- Это Гарри, - произнесла она, когда доктор вопросительно посмотрел на парня, который все это время тихо сидел на соседней кровати.

- Гвин Стерл, - радушно представился старик. - Что же тебя так далеко занесло, Гарри?                                         

- Пожиратели Смерти, - ответил волшебник.                                                       - Говорят, они убежали за границу, - произнес доктор, а после того, как Гарри утвердительно моргнул глазами, добавил восхищенно. - Я видел, как ты вчера убил оборотня. Это было, наверно, нелегко для тебя. Но могу сказать сразу, как человек, навидавшийся многого в этом месте за свои пятьдесят лет, что ты – прирожденный Ловчий, искусство убийства оборотней у тебя в крови.                                             

- Каена - вот кто действительно может без проблем убить оборотня, - Гарри удивился такому повороту дел, но ему все-таки было приятно слышать такие похвалы от совершенно незнакомого человека. - Она очень храбрая.                                                                                           – Храбрая, - задумался Стерл, - Но очень ранимая. Я почти каждый день зашиваю огромные раны, которые малышка получает из-за своей ветреной храбрости.                                                    

- Доктор, - произнесла девушка. Она смотрела на старика глазами, полными страха. Она закатала рукав левой руки и указала на повязку, всю запачканную кровью. Насколько знал Гарри, это было то самое место,

Copyright MyCorp © 2017